ПОЧЕМУ ВАШЕЙ КОМПАНИИ НУЖНА ESG-СТРАТЕГИЯ?
Андрей Марченко, Партнер SINAI Capital,
бизнес-практик и преподаватель Школы финансов НИУ ВШЭ
Андрей, интересен ваш взгляд как инвестора. Раньше именно экономическая активность компаний преимущественно была ключевым критерием при инвестиционной оценке, в последнее же время все чаще звучит аббревиатура ESG. На ваш взгляд, когда произошел переломный момент в оценке инвестиционной привлекательности компании? Когда критерии действительно стали иметь вес?
В вопросах ESG Европа и Америка выступают законодателями моды. Понятие ESG появилось именно там, первые сигналы были еще, наверное, лет десять назад. Активно о ESG заговорили примерно лет шесть или семь назад, в дальнейшем этот тренд только усиливался. Помню, что пять лет назад в наших портфельных компаниях на встрече с buy side аналитиками хедж-фондов стали появляться специалисты по ESG. После этого процентов 70-80 времени общения с аналитиками хедж-фондов занимали именно вопросы по ESG. Это был такой интересный переломный момент, и он был очень резкий, то есть не было плавного перехода, просто в какой-то момент вопросы ESG стали превалирующими.

Появился запрос у инвест сообщества, основной спрос на ESG пришел от крупных пенсионных фондов, которые озаботились вопросами не только корпоративного управления, что является неким золотым стандартом для любого фонда, но и широкой повесткой по социальным и экологическим вопросам. То есть, первоначальный запрос пришел сверху от институциональных инвесторов и затем уже был тиражирован всем инвестиционным сообществом.

А почему инвесторы заинтересованы в покупке/инвестировании компаний с высоким ESG-рейтингом?
До недавнего времени инвесторы, покупая акции компаний с самым лучшим ESG-рейтингом и инвестируя в компании с самым худшим ESG-рейтингом, получали одинаковую доходность при прочих равных. То есть, это должен быть привлекательный бизнес, растущий, с хорошими финансовыми показателями и так далее. Но вот этот один фактор ESG, как дифференциал между двумя видами компаний, он дополнительной ценности для инвесторов не приносил. На эту тему есть интересное исследование, я буду про это как раз рассказывать на Саммите финансовых директоров России.
Почему же вдруг инвесторы заинтересовались и как это работает?
Сейчас введены дополнительные критерии оценки ESG, которые напрямую влияют на стоимость компании и делают инвестиции в компании с низким рейтингом ESG менее привлекательными.

Разные фонды разрабатывают свои собственные подходы: на сегодня нет единой универсальной системы, но она постепенно формируется. Можно выделить несколько подходов.

Первый подход, это негативный скрининг на определённые критерии. Если в компании выявлены эти критерии, то фонды просто не будут ее покупать. Как это влияет на стоимость компании? Важнейший фактор влияния на рыночную стоимость компании, это ликвидность. Нет ликвидности – нет спроса на ценную бумагу, это значит, что цена акции автоматически будет падать.

Второй – это так называемая ESG-интеграция, когда есть некие ESG-факторы, которые важны, и есть оценка стоимости бизнеса, есть WACC (стоимость капитала средневзвешенная), и критерии несоответствия, они включаются в WACC. Например, если у компании не соблюдается критерий gender diversity, и в совете директоров женщин меньше, чем 25%, то к WACC (стоимости капитала) прибавляется полпроцента. Это автоматически приводит к переоценке всех денежных потоков. Чем ставка выше, тем выше оценивается риск, тем меньше будет стоимость акций компании.
"Как только фонды начинают применять данный подход, оценка компаний просто очень резко переставляется вниз. "
Как только фонды начинают применять данный подход, оценка компаний просто очень резко переставляется вниз. Например, в одной портфельной компании мы увидели, что идет значимый отток капитала со стороны фондов. И, когда поинтересовались, что происходит, оказалось, что иностранные инвесторы применили свой новый подход к оценке стоимости с учетом факторов ESG. Компания, которая им казалась привлекательной по цене, оказалась очень дорогой. И они были вынуждены сокращать эти позиции.

Именно поэтому можно утверждать, что для российских компаний ESG-повестка крайне важна. Инвесторы голосуют деньгами и стараются вложиться в ESG-friendly компании.

Получается, что это одно из преимуществ, которые даёт грамотная ESG-стратегия компании? Какие бы вы еще могли назвать реальные выгоды, которые может компания получить, имея правильно выстроенную реализуемую ESG-стратегию?
Стоимость капитала состоит из двух частей. Внутри WACC еще есть стоимость внешнего капитала, заимствованного. Так вот, стоимость заимствования также снижается, через так называемые зеленые облигации. Существуют ещё облигации, связанные с устойчивостью - SLB, это перспективный инструмент, основанный на производительности и достижении заранее определенных целей ESG. SLB хорошо используется для зелёной повестки. Например, в энергетике под SLB можно получить хорошее финансирование. Стороны заранее договариваются, какие будут критерии, насколько эффективно будут совершенствоваться экологические параметры компании. И, если все выполняется, то ставка остается низкой.

Если мы говорим про ставку в процентном выражении, то спрэд между стоимостью облигации составляет порядка 1-2 процентных пунктов. И это существенное значение, если мы говорим про большие суммы.
А помимо финансовых факторов, что еще играет роль?
Помимо финансовых рычагов, есть ещё имидж компании. Это кажется неким soft индикатором, его сложно оцифровать, но, тем не менее, это один из важнейших показателей. Это сотрудники, которые не хотят работать в компании, которая по ESG-критериям сильно отстает. Судя по иностранным компаниям, запрос от сотрудников на изменение ESG-повестки очень сильный. Например, в США есть компания Amyris, являющаяся одной из лучших в ESG повестке: она синтезирует редко встречающиеся или дорогостоящие вещества. Например, сквалан, очень дорогой и ценный продукт в косметологии. Традиционно сквалан получают из печени убитых акул (один из способов).
"Помимо финансовых рычагов, есть ещё имидж компании. Это кажется неким soft индикатором, его сложно оцифровать, но, тем не менее, это один из важнейших показателей."
Благодаря ESG повестке и инновациям Amyris не использует жестокие методы добычи сырья, и даже сохраняет жизнь акулам, что привлекает сотрудников. Другие косметические компании, которые используют сквалан добытый традиционным способом, испытывают проблемы с привлечением кадров.
Сейчас очень интересный момент в экономике – на рынке дефицит профессиональных кадров: сотрудники могут выбирать, сейчас их время. Компании, которые встраивают ESG в стратегию развития являются более привлекательными как работодатели.

Помимо общего восприятия сотрудников, это взаимоотношения с контрагентами: если к экологической повестке и корпоративному управлению контрагенты могут быть толерантны, то нарушения по social-критерию ESG могут отпугнуть. Многие партнёры могут отказываться от сотрудничества с компанией, потому что они не хотят, чтобы это сотрудничество оказывало какое-то негативное влияние на репутацию их бренда.
Что инвесторы и аналитики хотят видеть в ESG-стратегии компании? Как правильно это представить, на что обязательно обратить внимание?
Хорошо, когда компания раскрывает ESG-отчет, и лучше всего, чтобы этот отчёт шёл отдельным документом. Рекомендации для российских компаний будут сильно отличаться от рекомендаций для международных. Это связано с тем, что российские компании оставляют очень сильный углеродный след при производстве продукции.

Необходимо, чтобы в отчетах было написано про выбросы парниковых газов, как минимум по Scope-1 и Scope-2, потому что это, в целом, некий сложившейся уже стандарт.

Также необходимо раскрытие выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, употребление и сброс воды, обращение с отходами, данные об утилизации и так далее. Все параметры должны быть оцифрованы, и в идеале должны быть собраны в экселе и выложены на сайте компании.

Возможно, вы обращали внимание, что у компаний, которые заботятся о своих акционерах и инвесторах есть специальная эксель книга, в которой собраны все финансовые показатели. И аналитикам удобно сразу забрать оттуда данные, которые им нужны. По ESG необходимо делать то же самое, потому что это сейчас важнейший фактор, и аналитики часто собирают эти данные для годового отчета руками, что трудоемко и часто приводит к ошибкам.

Неплохо было бы иметь эти показатели в годовом отчете, как количественные, так и относительные. И делать бенчмарк с международными компаниями, для того, чтобы инвесторы могли понимать, а какой сейчас уровень по сравнению с неким стандартом отрасли. Хорошо показывать динамику, чтобы инвесторы могли оценить прогресс.
Как вы оцениваете разрыв между Россией и международными компаниями с точки зрения применения практик ESG?
Мне кажется, что разрыв большой, и он скорее в ментальности. Потому что многие российские компании стали использовать ESG, как некую возможность дополнительно привлечь инвесторов, но, при этом, косметические мероприятия были сделаны быстро, а фундаментальные, которые требуют изменения производства, либо переосмысления топ-менеджментом производственных цепочек проходят очень долго, либо вообще не осуществляются. Но я вижу, что за последние два года ESG повестка стала особенно актуальной, это вселяет надежду.
"Но я вижу, что за последние два года ESG повестка стала особенно актуальной, это вселяет надежду."
Мне кажется, что сейчас задан некий вектор, идет ускорение и, я думаю, что мы на правильном пути. Россия, так или иначе, интегрирована в международное сообщество, приближается 2030 год, когда Европа будет активно использовать механизм углеродного налога, что очень сильно ударит по экономике РФ. Я думаю, что все это понимают. Предположу, что по вопросам экологии мы увидим очень большой прогресс. Это будет вынужденный прогресс.
31 марта в рамках сессии "ESG И УСТОЙЧИВОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ В ФОКУСЕ" Андрей Марченко раскроет тему более подробно и ответит на вопросы участников.